Переехавшие

Сибирский цирюльник

Кратко

Когда-то Надежда Соловьёва из Усть-Луковки не смогла поступить в ВУЗ и решила стать парикмахером. Начинала с мытья полов, а сегодня она путешествует по миру и проводит мастер-классы в престижных салонах красоты. (Не) высшее образование В детстве Надежда и подумать не […]

Когда-то Надежда Соловьёва из Усть-Луковки не смогла поступить в ВУЗ и решила стать парикмахером. Начинала с мытья полов, а сегодня она путешествует по миру и проводит мастер-классы в престижных салонах красоты.

(Не) высшее образование

В детстве Надежда и подумать не могла, что когда-нибудь станет парикмахером. Во времена поздней перестройки и в 90-х эта профессия считалась непопулярной и не престижной.

– Там тебя только пить и курить научат! – ворчала бабушка, когда маленькая Надя спрашивала о цирюльном ремесле. Куколок она не постригала, соседей, как многие начинающие парикмахеры, и подавно. Тянуло девочку к искусству, а какому, она и сама не знала. Шила куколкам платьишки, много рисовала и чувствовала, что профессия её будет творческой.

После окончания школы Надежда попыталась поступить в Новосибирский технологический институт, но для бюджетного места ей не хватило баллов. На дворе стоял кризисный 1998 год, и она, быстро сообразив, какая профессия востребована всегда и везде, поступила в Новосибирское профессиональное училище №80 на парикмахера 1 разряда.

– Быстро забрав документы из института, я пошла туда и буквально за 10 минут сделала рисунок, прошла тесты, сгребла вещи из съёмной квартиры и уехала домой, даже не надеясь, что смогу поступить, – вспоминает Надежда. – Потом позвонили, сообщили, что я прошла конкурс, и пригласили меня учиться.

Учиться Надежде понравилось, так как теорию студенты немедленно закрепляли на практике. В учебную парикмахерскую приходили пенсионеры и малоимущие граждане за бесплатной стрижкой. Они служили моделями для «набивания руки» будущим мастерам.

– Это не было как сейчас: дают теорию, а потом выпускают, и работай, как хочешь. – размышляет Надежда. – С нами работали наставники с большим опытом, которые «ставили» нам руки, учили, как правильно постригать, завивать и красить даже в условиях тогдашнего дефицита. Не было же никаких специальных составов и красителей. Локоны бабушкам мы, например, завивали на деревянных коклюшках. В то время только-только приходили к нам на рынок импортные профессиональные средства по уходу за волосами.

На пенсионерах Надежда в течение всего двухлетнего обучения отрабатывала навыки и вышла готовым профессионалом.

Чистый пол – блестящая карьера

После окончания училища Надежда устроилась учеником в салон. Под строгим руководством мастера Ольги Тропниковой она подметала остриженные волосы и мыла полы. Опытный парикмахер считал, что если девушка научится идеально чисто мыть пол, замечая все волосинки и соринки по углам, тогда ей можно уже доверить мыть головы клиентам.

Так, начиная с самых низов, Надежда шаг за шагом осваивала нелёгкое цирюльное дело: мыла пол, потом ей разрешили мыть головы клиентам, а затем помогать делать окрашивание и параллельно наблюдать за работой мастера и учиться. В салоне был специальный отдельный зал для учеников, куда также приходили клиенты постригаться по самым низким ценам. На них начинающие парикмахеры оттачивали все техники стрижек, увиденных уже у мастера.

Работники салона были очень активными: участвовали в различных мастер-классах и конкурсах, регулярно обучались на курсах повышения квалификации. Не обошла эта участь и Надежду. За 7 лет работы в салоне она попутешествовала по стране, «обросла» колоссальным опытом, россыпью наград и базой постоянных клиентов.

– Однажды мне поступило предложение от моего тренера Владимира Игаруса поехать в Москву и начать работу в престижной академии, – рассказывает. – И я на тот момент уже была готова к этому, потому что имела большой опыт и обширную базу клиентов. Мне хотелось расти дальше и выйти за рамки привычного. Отказавшись от уютного места, я взяла билет в один конец, собрала маленький чемоданчик вещей и уехала покорять Москву.

Тогда Надежде было 25 лет. В академию её взяли, но там ей не понравились излишне пафосная атмосфера и напыщенность мастеров «с короной на голове». К тому же больше не хотелось мотаться по конкурсам и что-то кому-то доказывать.

– Самый волнительный момент на конкурсах – это объявление победителей, но потом приходит опустошение, – признаётся Надежда. – Думаешь: ну и что? Бегал, суетился, день, ночь не спал, таскал этих моделей, занимал деньги, чтобы это всё оплатить. И по факту тебе дают кубок, диплом, что ты супер-пупер, и на этом всё. Развития по факту мало.

Отработав два года в другом московском салоне, она получила предложение от всемирно известной европейской корпорации стать их стилистом и тренером по мужским стрижкам, на что с радостью согласилась.

В течение 12 лет работы в компании Надежда путешествовала по стране и миру с мастер-классами, постоянно повышала свой уровень мастерства и работала со знаменитостями. Как амбассадор бренда она регулярно привозила новые коллекции стрижек из-за рубежа и обучала российских мастеров в разных городах страны.

– Это было реально круто, – восхищается Надежда. – Обучение – это совсем другой масштаб, отдача и развитие! Это не конкурсы! Конкурсы – это определённый такой период жизни, когда тебе даётся хорошая техника, скорость, видение форм, стиля, а дальше уже идёт развитие творческое, начинаешь хотеть немножко большего, нежели работать в каких-то конкурсных рамках. С людьми другими общаешься, другую моду видишь, наблюдаешь, как она зарождается, и как это интересно. Однажды даже участвовала в создании одного из образов для коллекции бренда нашей компании. Погрузилась в истоки создания, узнала, как это делается, снимается, как делаются брендбукибуки (официальный документ компании, в котором описывается концепция и атрибуты бренда, целевая аудитория, позиционирование компании). Конечно, это классно.

Жена и мама

Во время пандемии Надежда ушла из компании и решила отдохнуть от бесконечных поездок, посвятив время семье. Муж уговаривает её открыть свой салон, ведь все возможности для этого есть, но она не хочет.  

– Потому что знаю, насколько это проблемно, – говорит Надежда. – Парикмахеры – это такая отдельная прослойка людей, с которыми достаточно тяжело взаимодействовать, потому что сейчас очень большой кризис кадров. Молодёжь, которая приходит работать, хочет иметь всё и сразу. Они не станут мыть полы, как я в своё время. У всех корона потолки царапает. Достаточно сложно с ними общаться, и надолго они не задерживаются. У меня достаточно много коллег, которые открывали в Москве салоны, в итоге разочаровывались и уходили в свободное плавание: арендуют место в парикмахерской и работают на себя.

Надежда уверена: создавать салон должен человек с организаторскими способностями, который будет руководить финансами, набирать штат и управлять сотрудниками, а также популяризировать своё заведение при помощи рекламы и маркетинга. В себе она управленца не видит и считает, что её предназначение – быть просто хорошим мастером.

– Профессия парикмахер всегда даст возможность заработать на хлеб не только с маслом, но и с красной икрой, если ты этого хочешь, – объясняет Надежда. – Думаю, оглядываясь назад, если бы вернулась в 1998 год, начала бы также. Детям своим говорю: «Главное, чтобы вы были счастливы в своей профессии и получали от своей деятельности удовольствие. Это и есть счастье.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *